Let AI be

Самый яркий онлайн-журнал про искусственный интеллект (Artificial Intelligence, AI)

 

Свяжитесь с нами

Пресс-релизы, предложения об инфопартнерстве и сотрудничестве,
в том числе запросы на рекламу, присылайте на почту редакции:

Ждем вас в соцсетях

Цифровое лицо, или Зачем наделять интеллектуальных агентов правами

Цифровое лицо, или Зачем наделять интеллектуальных агентов правами

Игнат Постный, партнер и исполнительный директор TAG Consulting Russia

Сегодня системы искусственного интеллекта успешно выполняют многие задачи. Потенциал применения таких интеллектуальных агентов постоянно расширяется, однако существующая законодательная база не дает возможности его высвободить. На мой взгляд, поспособствовать внедрению ИИ в разных областях и задать новый общемировой тренд может законопроект о регулировании деятельности интеллектуальных агентов – цифровых лиц.

Как мы знаем, распространение ряда систем искусственного интеллекта затрудняют не столько технические, сколько нормативно-правовые аспекты: технологии во многих отраслях уже протестированы и готовы к внедрению. Приведу в качестве примера беспилотные автомобили. В мае этого года Совет при президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства отклонил законопроект Минтранса «О высокоавтоматизированных‎ и полностью автоматизированных транспортных средствах», посчитав его сырым. Дело в том, что документ не решал вопрос, кто в случае аварии с участием беспилотного авто является причинителем вреда и, следовательно, лицом, которое будет обязано компенсировать этот вред.

Такой же вопрос встает и в медицине – в сфере, где искусственный интеллект также может быть источником повышенной опасности. Если из-за неправильного совета цифрового доктора пациент пострадает, кто должен отвечать за это?

В текущей правовой парадигме вся ответственность за ошибки интеллектуальных агентов лежит на тех, кто разрабатывает и использует подобные инструменты в своей деятельности, а также на компаниях, которые на свой страх и риск занимаются внедрением передовых технологий. Такая ситуация существенно тормозит расширение рынка ИИ.

Вместе с тем очевидно, что искусственный интеллект «в тюрьму не посадишь». Тем не менее вполне возможно было бы «наказывать» и «поощерять» деятельность интеллектуальных агентов по-иному.

Еще в римском праве возникла простая, на первый взгляд, но революционная идея — концепция юридического лица. На самом базовом уровне эту идею можно сформулировать так:

◉ мы хотим, чтобы предприниматели создавали новые технологии и продукты;

◉ для общества является бóльшим благом создание таких новых решений, нежели чем потенциальный ущерб, который они могут причинить;

◉ если не ограничивать ответственность предпринимателей — то они будут рисковать гораздо меньше и, соответственно, общество будет развиваться гораздо более медленными темпами;

◉ поэтому мы создаем инструмент «юридическое лицо», который по умолчанию позволяет:

✓ в случае положительного сценария — получать неограниченную выгоду;

✓ в случае негативного сценария — не потерять все до последней копейки.

Эта древняя мысль позволила высвободить предпринимательскую энергию и привела к многократному росту продуктивности и благосостояния общества в целом. И теперь эта эволюция должна продолжиться – путем создания цифрового лица.

Согласно ст. 48 ГК РФ юридическое лицо — это организация, которая имеет обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести гражданские обязанности, быть истцом и ответчиком в суде. В соответствии со ст. 56 ГК РФ учредитель юридического лица по умолчанию не отвечает по обязательствам такого юридического лица. Например, участники ООО, как говорится в ст. 87 ГК РФ, не отвечают по обязательствам ООО и несут риск убытков, связанных с деятельностью ООО, в пределах стоимости принадлежащих им долей.

По аналогии с юридическими лицами, для интеллектуальных агентов целесообразно было бы разработать такую правовую конструкцию, которая:

1. позволит регистрировать интеллектуальных агентов,

2. наделит их некоторой степенью автономности в принятии решений,

3. ограничит ответственность учредителей за действия интеллектуальных агентов.

Сейчас, согласно законодательству РФ, субъектами гражданского оборота являются лица – только они могут владеть активами и имуществом. Благодаря новой юридической концепции интеллектуальный агент сможет получить статус цифрового лица – а вместе с ним и возможность заключать сделки, приобретать активы.

Как и в ситуации с регулированием деятельности юридических лиц, нужно предусмотреть специальный имущественной взнос со стороны учредителей цифрового лица – своего рода ремень безопасности для предпринимателей и одновременно источник активов для компенсации вреда, причиненного третьим лицам. Его минимальный лимит для каждого конкретного бизнеса в сфере ИИ должен будет определять новый государственный орган, в задачи которого войдет и контроль соответствия бизнеса ИИ заявленным видам деятельности. Важно, чтобы на уровне учредительных документов и программного кода жестко «бетонировались» пределы деятельности интеллектуального агента – от них будет зависеть и размер имущественного взноса.

На мой взгляд, регулирование деятельности интеллектуальных агентов должно быть двухуровневым – со стороны государства и профессионального сообщества. Сначала лучшие умы в сфере искусственного интеллекта в России – участники саморегулируемой организации (СРО) – будут оценивать качество программного кода и то, насколько он отвечает стандартам отрасли, в которой будет применяться. Это поможет оградить рынок от плохих решений. Метазадачей этой СРО станет также контроль соответствия программных продуктов национальным интересам. С визой СРО компания, владеющая ИИ-технологиями, сможет обратиться в компетентный государственный орган для подачи заявки на регистрацию цифрового лица.

В результате интеллектуальный агент сможет не только накапливать активы, но и в определенных пределах самостоятельно распоряжаться ими. Скажем, искусственный интеллект, управляющий беспилотным автомобилем-такси, будет решать, соглашаться ли на заказ с учетом ряда критериев (дальность поездки, наличие пробок на маршруте и так далее), куда отправлять машину на заправку, и расплачиваться за бензин. Для оплаты горючего он сможет отчислять, например, по 2% с каждой поездки, а остальную выручку распределять в резервный фонд, выплачивать учредителям и прочее.

Концепция цифровых лиц, очевидно, будет актуальна не только для транспортной сферы, но и для торговых операций с ценными бумагами, аудита, консалтинга, логистики, медицины и многих других отраслей. Более того такой законопроект поможет России стать лидером в части применения технологий искусственного интеллекта и кардинально изменить мировую парадигму.

You don't have permission to register